• T?umacz hebrajski warszawa еще здесь.

Эмиль Брагинский, Эльдар Рязанов. «Ирония судьбы, или С легким паром»

Надя. Ты подними билет. Я думаю, его можно найти...

Лукашин. Нет, поездом я не поеду... Семь часов трястись... (Берет со стола пятнадцать рублей, кладет в карман.) Я уж самолетом...

Надя. Ты, пожалуйста, вспоминай обо мне!

Лукашин. И ты...

Надя (тихо). Иди, Женя, иди...

Лукашин. Можно я тебя поцелую на прощанье?

Надя. Не надо, Женя, пожалуйста, очень тебя прошу... уходи!

Лукашин. Давай сядем перед дорогой!

Садятся в отдалении друг от друга.

Ты не обиделась на меня? Я украл твою фотографию.

Надя. Мне приятно, что у тебя останется моя фотография.

Лукашин. Слушай, а вдруг нелетная погода? Можно я тогда вернусь?

Надя. Нет, нет. Тогда уезжай поездом.

Лукашин. Ну ладно, я пошел. (Резко поднимается, быстро выходит в коридор, набрасыват на плечи пальто. Останавливается, ждет. Может быть, Надя его вернет.)

Надя не двигается с места. Лукашин уходит, тихо прикрывая дверь.

Надя продолжает сидеть не двигаясь. Гаснет Надина квартира.

На просцениум выходит Ведущий. Появляется Лукашин.

Лукашин. Объявляли посадку на московский самолет?

Ведущий. Вы достали билет?

Лукашин. К сожалению.

Ведущий. Нет, еще не объявляли.

Лукашин. У вас не найдется двухкопеечной монеты?

Ведущий. Зачем вам ей звонить?

Лукашин. Я не могу уехать...

Ведущий. Что за нерешительность? Надо уметь сдерживать чувства!

Лукашин. А зачем их сдерживать? Не слишком ли часто мы сдерживаемся?

Ведущий. Возьмите две копейки! (Протягивает монету.)

Лукашин берет монету, подходит к автомату, опускает монету, набирает нужный номер.

В квартире у Нади. Звонит телефон. Надя сидит рядом с телефоном и... не снимает трубку. Долго, долго звонит телефон.

Голос радиодиктора. Объявляется посадка на самолет «ТУ-104», следующий рейсом № 391 по маршруту Ленинград — Москва...

Лукашин все еще держит трубку, в надежде, что ему ответят. Потом он вешает трубку и уходит.

Ведущий (вдогонку Лукашину, укоризненно). Эх, Лукашин, Лукашин!..

Квартира Лукашина в Москве. Лукашин только что приехал, снимает пальто.

Марина Дмитриевна (засыпает его вопросами). Объясни мне, что произошло?.. Я ничегошеньки не понимаю... Куда ты пропал? В чем дело? Где Галя?

Лукашин (проходит в комнату). Я был в Ленинграде!

Марина Дмитриевна (идет за ним). Где?

Лукашин. В Ленинграде! (Снимает пиджак.) Я устал, я хочу спать!

Марина Дмитриевна. Значит, ты опять сбежал в Ленинград!

Лукашин. Ну хорошо, сядь...

Марина Дмитриевна садится.

Я начну с самого начала... (Привычно бубнит.) Ну, про баню — это ты знаешь. Помнишь, ты мне сама говорила, что Павел летит в Ленинград. Так вот, в бане мы выпили и поехали на аэродром провожать Павла; на аэродроме мы опять выпили, и меня случайно — не нарочно, понимаешь, а по ошибке — отправили в Ленинград вместо Павла...

Марина Дмитриевна. Как это «отправили»? Что ты, бандероль, посылка, чемодан?.. Ты что же, ничего не соображал?

Лукашин. Ни бум-бум... (Снимает туфли.)

Марина Дмитриевна. До чего же ты распустился! Как тебе не хватает жены! Надо же, чтоб ты кого-то слушался! Представляю, как оскорблена Галя!

Лукашин. Я ей звонил из Ленинграда. Она была здесь. Я ей пытался все рассказать...

Марина Дмитриевна. Я бы такого не простила! Ни за что на свете! (Деловито.) У Гали есть телефон?

Лукашин (ложится на диван). Слава богу, нет!

Марина Дмитриевна. Я понимаю — тебе объясняться с ней тяжело... Но ничего, я это возьму в свои руки! Сейчас я к ней съезжу и привезу ее сюда! Если она окажет сопротивление (улыбается), я применю силу, я ее свяжу!

Лукашин (испуганно). Мама, умоляю тебя, не делай этого!

Марина Дмитриевна. Давай адрес!

Лукашин. Мама, не огорчай лежачего!

Марина Дмитриевна. Ты уже не хочешь жениться на Гале?

Лукашин. Но я встретил другую женщину!

Марина Дмитриевна (испуганно). Где?

Лукашин. В Ленинграде.

Марина Дмитриевна. Когда?

Лукашин. Сегодня ночью.

Марина Дмитриевна. И поэтому ты расстаешься с Галей?

Лукашин. Да!

Марина Дмитриевна начинает сползать по стене.

(Вскакивает с дивана, подхватывает ее, подводит к дивану, укладывает.) Что вы все, сговорились, что ли?

Марина Дмитриевна (открывает глаза). Ты бабник!

Лукашин. Мама, мамочка... Я так несчастен... Мне так не повезло... (Достает из кармана фотокарточку Нади, ставит ее за стекло в книжный шкаф.)

Марина Дмитриевна подходит и рассматривает снимок.

Наверно, я останусь старым холостяком. В конце концов, зачем мне жениться? Никакая жена не будет заботиться обо мне так, как мама... Ты представляешь, здесь у нас появится другая женщина. Неизвестно, как вы поладите друг с другом... Я начну переживать. Нет, мама, пусть все остается по-старому. Так даже лучше...

Марина Дмитриевна. Мой бедный мальчик! (Успокаивает его.) Все образуется. Ты не нервничай! Ляг, отдохни...

Лукашин послушно ложится.

(Накрывает его пледом, идет к двери.) Как ее зовут?

Лукашин. Надя...

Затемнение

Вечер того же дня. Лукашин спит. Кто-то ключом отворяет дверь. Входит Надя. Не зажигая света, снимает пальто, машинально находя вешалку. Проходит в комнату. В руках у Нади портфель... с веником.

Надя присаживается на стул, вглядывается в Лукашина. Он не просыпается. Надя зажигает свет. Укоризненно смотрит на Лукашина. Он продолжает спать. Надя достает из портфеля березовый веник и щекочет им Лукашину лицо. Лукашин испуганно открывает глаза, видит Надю и расплывается в глупо-счастливой улыбке.

Надя (нежно). Ты забыл у меня свой веник.

Лукашин. Как ты меня нашла?

Надя. Какой ты непроходимый тупица!

Лукашин отбрасывает плед, вскакивает, обнимает Надю. И конечно, сразу же... Звонок в дверь.

(Вздохнув.) И здесь начинается то же самое!

Лукашин. Надеюсь, это не Ипполит!

Дверь скрывает Марина Дмитриевна. Вваливаются Друзья — Павел, Михаил, Александр.

Все. С Новым годом! С новым счастьем!

Прямо в пальто заходят в комнату. Марина Дмитриевна едва поспевает за ними.

Михаил (весело). Как я мог перепутать! Ведь, я никогда не пьянею!

Александр. Перестаньте обниматься, к вам пришли!

Лукашин и Надя боятся отпустить друг друга.

Лукашин. Мы не можем перестать, мы давно не виделись!

Михаил. Когда ты успел вернуться?

Марина Дмитриевна стоит в дверях, не в силах произнести ни единого слова.

Павел. Я рад, что Галя тебя простила! Сейчас я скажу речь! Дорогая Галя! Будьте всегда счастливы! Женя, мы одобряем твой выбор, ты долго выбирал... Дорогая Галя!

В это время Лукашин замечает мать, которая по-прежнему стоит в дверях.

Лукашин (перебивая Павла). Мама, моя Надя приехала!

Немая сцена. Друзья застыли в позах, изображающих полное недоумение.

Надя (матери Лукашина). Вы считаете меня легкомысленной?

Марина Дмитриевна (приходя в себя). Поживем — увидим!

Александр. Павел, ты что-нибудь понимаешь?

Павел. Нет, хотя это, кажется, не Галя! (К Михаилу.) А ты что-нибудь понимаешь?

Михаил. Твердо я знаю только одно... (показывает на Лукашина) вот это Женя!

Лукашин. Дорогие друзья! Я вам так признателен... что вытащили меня в баню... потом перепутали и отправили в Ленинград не Павла, а меня! Иначе я бы никогда не был счастлив!

Занавес

1969 г

<<   [1] ... [10] [11] [12] [13] [14] [15]


Главная | Пьесы | Сценарии | Ремесло | Список | Статьи | Контакты